Солнечногорск, УИК 4108: «Ведь дома ждут дети»

автор: Анна Киселёва, член комиссии с правом совещательного голоса

Сначала немного о самих выборах. Выборы в Совет депутатов проводились по смешанной системе в связи с преобразованием Солнечногорского района в городской округ (и урезанием самоуправления, конечно).

Должна признать, что на моем участке 4108 серьезных нарушений, повлиявших на исход голосования, я не обнаружила. И все-таки остановлюсь подробно на некоторых моментах.

Съемка. Под конец дня голосования члены комиссии, видимо, устали и решили дружно поиграть в “Кто хочет стать миллионером”. Картина маслом: все облепили телефон, оставив лежать избирательные книги на столах. Решила сфотографировать, поделиться с коллегами, наблюдавшими на других участках. Тут же слышу недовольный возглас секретаря комиссии: “Вас снимают!” Спрашиваю, в чем проблема, ведь я подала письменное уведомление и не снимаю персональные данные. В ответ меня обвинили в компрометации комиссии и препятствовании ее работе. При этом я сидела в месте, отведенном наблюдателям, и никому не мешала. Пока длилась перепалка с секретарем, заместитель председателя искала это несчастное уведомление, бормоча что-то про видеосъемку.

Ручной пересчет. Незадолго до окончания времени голосования, члены комиссии начали обсуждать, как же им скорее покончить со всей этой формальщиной и оказаться уже дома. С учетом того, что бюллетени выдавались не под подпись и хранились частично не в сейфе, я решила, что необходимо пересчитать их вручную, о чем мы с наблюдателем от Яблока заблаговременно сообщили главе комиссии. Через 15-20 минут секретарь комиссии гневно вызывает меня к себе, спрашивает, зачем я это делаю, ведь их дома ждут дети. Объясняю ситуацию, получаю “большое человеческое” спасибо в ответ.

Подсчет голосов. Считаем невыданные бюллетени: количество оставшихся бюллетеней по единому и многомандатному округам расходится, составляют акт. В то же время в углу ведется подсчет по избирательным книгам. Бюллетени погашены, председатель комиссии предлагает перейти к переносным урнам. “А как же книги?” — недоумеваю я, ловя на себе гневные взгляды наблюдательниц от Единой России и секретаря комиссии. Ждем, пока сошьют и опечатают книги, выгружаем надомку в КОИБ, печатаем протокол. Требую внести количество жалоб (из трех — две мои) в протокол, чем опять вызываю ненависть комиссии. “Вам что, мало того, что мы их зарегистрировали?” — возмущаются они. Вписывают, только когда я показываю пальцем, где это нужно сделать. Уходя, шепчу главе комиссии, чтобы заполнил увеличенную форму протокола, которая пустовала все на протяжении всего подсчета. Вежливо прощаюсь, покидаю участок под язвительные замечания “ну что же, вдруг мы тут чего припишем”, “а вы не боитесь?”

Неприятие со стороны комиссии — это дело привычное. Выборы в Солнечногорске запомнятся другим — хитроумной схемой по распространению соцкарты “Солнышко”.

Объясняю: после начала голосования во всех зданиях избирательных участков стали появляться волонтеры Команды Солнечногорья (под этим брендом вели кампанию кандидаты от Единой России), которые выдавали некую социальную карту “Солнышко”. Чувствую что-то неладное, выхожу на улицу, чтобы прогуляться, и слышу, обсуждение двух бабушек. Из разговора понимаю, что к ним приходили домой и приглашали голосовать, обещая взамен выдать социальную карту. Возвращаюсь в здание, похожу к промоутерам и спрашиваю, на каких основаниях выдается карта. Мне отвечают, что она предназначается “пенсионерам, малоимущим, и всем, кто пожелает”. Думаю, как действовать, ведь очевидно нарушение ст. 56 п. 2 67-ФЗ, запрещающей осуществлять подкуп избирателей, но доказать-то это невозможно. Отправляю сообщение на карту нарушений и составляю две жалобы в участковую комиссию: одну — на подкуп, другую — на предвыборную агитацию там, где это запрещено. Передаю свои жалобы председателю комиссии с просьбой сообщить об этом в ТИК. В удовлетворении жалобы мне, конечно, отказывают, но усилия наблюдателей вынуждают “Солнышек” убраться с участков к 12 часам. Что интересно, организаторы проекта объяснили остановку выдачи карт превышением лимита желающих.

Что меня не перестает удивлять, так это нежелание комиссий следовать прописанному в законе порядку голосования. Конечно, можно сделать все по-быстрому, так, как удобнее, более-менее прилично оформив бумаги, но тогда теряется сама суть процесса — поэтапность, которая позволяет сделать голосование прозрачным, понятным и контролируемым. Соблюдая формальности, комиссия снимает с себя ответственность в случае появления проблем в дальнейшем. А если она сама предлагает пересчитать бюллетени, показывая, что ей нечего скрывать, то еще и вызывает доверие хотя бы к самому процессу подсчета голосов.

А пока “дети дома” будут важнее рабочих обязанностей, то о “развитии демократии” и мечтать не приходится.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Connect with Facebook

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.