Соцработники и на этих выборах не подкачали

На мой взгляд, явка на абсолютно неконкурентных выборах мэра в Москве превзошла все ожидания.
А вот результат был прогнозируем — потому, что в победу было вложено столько денежных средств и админресурса, что нам и не снилось.
Вот, например, в ближайшем к моему дому МФЦ стены, окошки сотрудников, планки, разделявшие эти окошки, столы и стойки — все они были оклеены, обложены, покрыты и заставлены агитационными материалами, посвященными будущему победителю. Требование о наличии обязательного в таких случаях упоминания о том, что изготовление этого пиршества оплачено из средств избирательного фонда кандидата, соблюдалось далеко не всегда. Дотошные москвичи задавали наводящие вопросы Московской городской избирательной комиссии. Из ответов все заинтересованные узнали, что это информирование, не агитация. Желающих бороться с ветряными мельницами было на порядок меньше, чем на предыдущих выборах.
Вот такой календарик был при помощи скотча закреплен на рабочем месте каждого сотрудника МФЦ. Конечно, открыта была страничка сентября. Но я сфотографировала все.

Появился он, насколько я помню, только летом, но на всех страницах — с января по декабрь — изображён портрет одного человека. И никаких выходных данных. Фото всех страниц, обложки и донышка у меня есть. Календарик мне подарить отказались, сказали, что самим не хватило. Поэтому нет его в моей коллекции, которая образовалась совершенно случайно, без всякой инициативы с моей стороны.

Часть экземпляров — агитация за кандидата, часть — приглашение на выборы. В двух роскошных многостраничных каталогах «Услуги для удобной жизни» портрет градоначальника на каждой второй странице, и цитаты, цитаты. Приглашали так навязчиво, что не все отреагировали, как ожидалось. Одна избирательница через МФЦ открепилась от своего участка, и прикрепилась к нему же. На немой вопрос членов избирательной комиссии ответила: я решила, что так надо, что всем надо пройти процедуру прикрепления по месту нахождения.
Как всегда, «на высоте» оказались соцработники. Труд соцработника тяжел. А в предвыборный период они заняты практически без выходных. Потому что у них план, любой ценой. Вот и рассказывают наблюдатели, что на дому голосуют не только закрепленные одинокие малоподвижные или заболевшие избиратели, но и их молодые родственники, заодно, а также избиратели с пониженной социальной ответственностью, которых вылавливают, где придется. Процесс оптимизируется: на прошлых выборах заранее вписывали данные паспорта (об этом я писала здесь — https://echo.msk.ru/blog/karlena5/2171410-echo/), на этих выборах заранее вписанных паспортных данных мы не увидели. Придумали новинку: не только заполняли заявление с просьбой предоставить возможность проголосовать на дому (или по месту нахождения), но и подпись под таким заявлением ставили заранее.

Конечно, так не только в Коптево, по всей Москве. И публикации по теме начинают появляться — http://m.activatica.org/blogs/view/id/5550/title/golosuyushchie-mertvecy-socrabotniki-kuznecy-pobedy-mjera-sobyanina
Членов комиссии, обходивших участок с переносной урной, имеют право сопровождать независимые наблюдатели. Только количество их неуклонно сокращается, нам в Коптево все участки закрыть не удалось. Поэтому мы можем только предположить, что, например, в заявлении, представленном на фото, за бюллетень расписался избиратель, а заявление от его имени подал соцработник, он же и подпись изобразил. На одном из коптевских участков председатель комиссии заставила расписаться в Акте об итогах голосования на дому наблюдателя, который с урной по квартирам не ходил — легитимизировала? Потом передумала, Акт переписали. Не потому ли, что независимые члены вышестоящей комиссии пришли ознакомиться с процессом, проверяли, как оформлены документы. Потому что отсутствие, например, реестра голосующих на дому, влечёт признание недействительными всех бюллетеней в соответствующей переносной урне. На двух других участках я сама ходила с такой урной на предыдущих выборах — с 10 утра до 7 вечера. А на этих не пошла, чтобы иметь возможность обойти как можно больше участков в районе. На одном из них услышала: а почему Вы здесь, Вы же обычно по квартирам ходите? Наверно, меня не ожидали увидеть.
Подделка подписей избирателей содержит признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 142 Уголовного кодекса РФ. Конечно, её нужно доказать. Нет среди нас графологов. На этот случай в Избирательном кодексе Москвы (и федеральном законодательстве) предусмотрено право направить представление о проведении соответствующей проверки и пресечении нарушений закона в правоохранительные органы. Мы, независимые наблюдатели, обратились с соответствующей просьбой в ТИК района Коптево. Нам отказали, пояснив, что проверили, ничего не обнаружили. Теперь мы теряемся в догадках: как это могло произойти, если вся документация опечатана и сдана на ответственное хранение. Вскрыть ее возможно только по решению вышестоящей комиссии или суда. С решением нас не ознакомили. Подавал ли кто в суд — мы бы знали, потому что кроме нас, некому.
И немного статистики. За прошедшие 5 лет (с момента предыдущих выборов мэра) население Москвы увеличилось на 500 тысяч человек, а количество избирателей — только на 50 тысяч. Голосование на дому (в законе — «вне помещения для голосования») обеспечило 9,5% голосов за нового старого мэра. Явка на «дачных» участках превысила явку на городских участках в два с лишним раза. Число недействительных бюллетеней, пропорционально понижающих проценты, отданные за каждого кандидата, значительно превысило обычное значение — на некоторых избирательных участках составило от 6 до 8%.

Караваева Елена, член ТИК ПСГ района Коптево, участник движения «Сонар»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Connect with Facebook

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.