Провальная работа комиссии на выборах в Клину

Участник движения Дмитрий Зворыкин делится впечатлениями после наблюдения за выборами 17 декабря 2017 г. в Клину Московской области



Поработал членом УИК №879 с правом совещательного голоса на прошедших выборах Совета депутатов городского округа Клин первого созыва.

Тестирование новых систем КОИБ, новая система приёмки в ТИК — хорошие штуки, но лично для меня эти выборы были скорее об участковой комиссии.

И здесь налицо прискорбные, хотя и типичные для практики работы избирательных комиссий провалы.

Комиссия поначалу была очень дружественная. Уже в 7:10 школа была открыта, меня допустили на участок, там присутствовали несколько членов УИК. Мои документы приняли, хотя в некоторой спешке.

В течение дня голосования члены УИК зачастую правильно ориентировались в ДУХЕ норм закона, но часто допускали и удивительные, на мой взгляд, провалы.

>>>Перейти сразу к итогам

В реестр присутствующих на участке лиц меня, сколько я мог видеть, не заносили. Более того, сколько я понимаю, такой реестр вообще отсутствовал, вместе со многими другими необходимыми документами — например, реестром выдачи заверенных копий итогового протокола. Сожалею что не исправил это, но подобных проблем было очень много, и я не решился реагировать на каждую из них.

Формальности с выдачей накопителя КОИБ («флешки») и набора тестовых бюллетеней под расписку пропустили полностью.

При тестировании КОИБ члены УИК не подписывали ни исходные данные, ни результаты тестирования. Просто в духе африканских колдунов выполнили ритуал, прокатали бумажки через говорящую шапку и получили листик. Зачем это? Начальство требует?

В 8 часов утра комиссия просто забыла об опускании в КОИБ бюллетеней досрочно проголосовавших избирателей, помогло только моё напоминание. Никакого ознакомления наблюдателей с печатями на этих бюллетенях не было. Скорее, скорее!

Мне и другим членам комиссии с правом совещательного голоса давали ознакомиться со списками избирателей и реестром выдачи пустых избирательных бюллетеней. Участие в простых действиях, которые производила комиссия, не вызывало проблем, но любой шаг в сторону от накатанной дорожки вызывал у комиссии страх, непонимание, противодействие, как будто с освещённой магистрали члены УИК попадали в тёмный лес.

Утром комиссия располагала реестром из 18 заявок на голосование вне помещения («на дому»). Заявки были оформлены с нарушением закона и процедуры: в графе «причина» стояло маловразумительное «передано по спискам соц. защиты».

На мои вопросы председатель сообщила мне, что такие списки были централизованно переданы органами социальной защиты населения в ТИК, а оттуда данные нашего участка были присланы к нам в комиссию.

На мои вопросы о реальной причине председатель предоположила, что речь шла о плохом состоянии здоровья избирателей, и дописала это в реестр.

Председатель не знала и отрицала требования части 9 статьи 60 Закона Московской области № 46/2013-ОЗ «О муниципальных выборах в Московской области»: «В список избирателей вносится отметка о том, что к соответствующему избирателю выехали (вышли) члены участковой комиссии».

Из 18 поданных заявок комиссия приняла решение выезжать на голосование по 10, а реально проголосовали 5 избирателей, причём один из избирателей, внесённых в реестр выезда на момент голосования, оказался умершим.

5 из 18! Конверсия всего 28%, почти трое из каждых четверых «подававших заявки» избирателей не приняли участие в голосовании.

На голосовании присутствовали член УИК с правом совещательного голоса и наблюдатель. По их словам, только 2 из 5 избирателей действительно хотели голосовать, а остальные трое реагировали на приезд комиссии в стиле «ну раз уж приехали», и приезд переносной урны был для них сюрпризом.

На мой взгляд, такая ситуация может говорить о низкой эффективности совместной работы органов социальной защиты населения с избирательными комиссиями, и даёт основания рекомендовать игнорировать списки, подаваемые бюджетными организациями, так как, на мой взгляд, есть основания полагать, что на выборах 17 декабря 2017 года до 88% людей, упомянутых в них, в действительности не изъявляли желания голосовать.

Крайне неприятным сюрпризом явились для меня действия комиссии после 20:00.

Комиссия предложила нам, наблюдателям и членам комиссии с правом совещательного голоса, отступить от требований закона, не считать и не гасить неиспользованные бюллетени, а провести подсчёты по спискам избирателей, составить тестовый протокол КОИБ, вскрыть опечатанные ящики и быстро посчитать бюллетени.

После нашего отказа одобрять незаконные действия комиссия начала подсчёт по закону, что делает ей честь. Но сама ситуация, при которой председатель комиссии предлагает нарушать закон, кажется мне недопустимой.

При этом комиссия знала как необходимо делать, в помещении висели методических рекомендации о законном порядке подсчёта, но комиссия хотела побыстрее.

Я настоял на предусмотренном законом гласном последовательном подсчёте неиспользованных бюллетеней не «по уголкам», а одним членом комиссии так, чтобы все присутствующие могли бы быть уверены в его результатах. После этого комиссия выделила члена УИК, который делал это крайне медленно и очень тихим голосом.

Как стало известно позднее, днём избирательная комиссия допустила ошибку. Она выразилась в выдаче одному из избирателей вместо единого и одномандатного бюллетеней, двух бюллетеней по единому избирательному округу («партийных»).

Из-за этого у комиссии не сходилось количество неиспользованных (непогашенных) бюллетеней: 754 по единому избирательному округу и 756 по одномандатному избирательному округу.

Вместо того чтобы разбираться в причинах этого или хотя бы назначить повторный пересчёт непогашенных бюллетеней, члены избирательной комиссии настойчиво предлагали записать как установленное недостоверное число бюллетеней: 755 штук.

На мой взгляд, налицо то же поведение что и при начале подсчёта голосов: у членов комиссии отсутствует внутренняя установка на проведение законных и честных выборов, они готовы и желают фальсифицировать избирательные документы и данные, если им кажется, что это позволит сэкономить время.

После настойчивых требований комиссия провела положенный по закону повторный подсчёт неиспользованных бюллетеней, внесла число 1 в т. н. балансировочные соотношения «число бюллетеней, не учтённых при получении», получила в результате схождение контрольных соотношений КОИБ по протоколу № 1 и перешла к протоколу № 2 («партийному»).

Ввод имеющихся данных протокола № 2 в КОИБ дал расхождение соотношений.

В связи с уже описанной ошибкой с выдачей двух «партийных» бюллетеней, комиссия обнаружила «утрату» одного такого бюллетеня.

Члены комиссии вновь выдвигали граничащие с преступными предложения положить, что в дважды пересчитанной пачке из 754 бюллетеней содержится 755 штук.

Положенный по закону пересчёт неиспользованных бюллетеней в этот раз комиссия вела уже негласно, вразрез с требованиями закона, одновременно не менее чем пятью членами комиссии по уголкам, не оглашая ход подсчёта.

Такая процедура позволяет при наличии умысла «получить» любое желаемое количество бюллетеней. А умысел у комиссии был: как мне неоднократно заявляли члены комиссии, они хотели скорее получить результаты и разойтись по домам.

Около полуночи с помощью наблюдателей и членов комиссии с правом совещательного голоса они наконец разобрались в причинах ошибки, ввели балансировочные соотношения «1 — не учтённые при получении бюллетени по одномандатному округу, 1 — утраченные бюллетени по единому округу», получили схождение контрольных соотношений, подписали протоколы КОИБ и вскрыли урны.

После этого комиссия пошла на нарушение закона, что вызывало новые ошибки, которые пытались прикрывать новыми нарушениями и давлением на наблюдателей и членов комиссии с правом совещательного голоса, указывавших на эти ошибки.

Так, сортировку бюллетеней проводили негласно, несколько членов комиссии делали это одновременно, что не давало возможности убедиться в правильности подсчёта и давало производившим подсчёт возможности фальсифицировать результаты голосования.

В процессе непосредственного подсчёта голосов на столе лежали ручки и маркеры. После моей просьбы их убрали.

Подсчёт одномандатных бюллетеней начали не с пачки недействительных, а с пачки первого кандидата, что впоследствии привело к необходимости повторных пересчётов, так как в пачке недействительных обнаружились бюллетени, которые комиссия была вынуждена признать действительными (ошибка КОИБ, который распознал след штампа УИК в квадрате кандидата как отметку, а бюллетень признал недействительным, так как кроме следа штампа бюллетень содержал отметку избирателя за другого кандидата).

В отношении одного из бюллетеней возникла спорная ситуация, в которой комиссия желала признать бюллетень за одного из кандидатов недействительным на основании лишь того, что избиратель, поставивший отметку в квадрате этого кандидата, дописал возле его фамилии слова «сначала научите его здороваться».

Председатель комиссии заявила, что избиратель не имеет права делать пометки на избирательном бюллетене, что не соответствует закону. К счастью, присутствие технического помощника, оператора КОИБ, помогло внести ясность и убедить председателя и комиссию в неправомерности подобных ограничений.

Также председатель не знала об обязанности комиссии рассматривать и принимать решение по спорным бюллетеням и делать записи об этом на самом бюллетене и в акте.

Около 2:10 итоги были подведены.

Комиссия подписала итоговый протокол, после чего, в нарушение требований закона о непрерывном порядке подсчёта, не вывесила второй экземпляр протокола, а заперлась в кабинете председателя (директора школы) и полчаса делила какие-то деньги. По словам председателя, речь шла о её личных деньгах. На мои просьбы отложить деньги на потом, а сейчас согласно требованиям закона выдать скорее копию итогового протокола и отправиться сдавать итоги в ТИК комиссия реагировала крайне недоброжелательно, на грани скандала.

При выдаче копий итоговых протоколов председатель не вносила копии в реестр выданных, и предоставила мне этот реестр для подписания только после моего требования.

На моей копии протокола отсутствовали фамилия и инициалы заверившего копию а также дата и время заверения. После моей просьбы недостатки были исправлены.

Итоги

В ходе дня голосования в общем чате наблюдателей я получал сообщения об аналогичных проблемах на других участках.

У меня не создалось впечатления, что избирательная комиссия УИК № 879 желала фальсифицировать итоги голосования. Однако правовая грамотность и отношение к требованию закона этой комиссии, на мой взгляд, находятся на недопустимо низком уровне.

Я прошу ТИК заблаговременно провести обучение участковых избирательных комиссий перед выборами президента Российской Федерации. На обучении разъяснить членам избирательных комиссий эти и другие спорные аспекты законодательства, а перед выборами снабдить комиссии информационным материалом по расписанию действий в день голосования и более подробный лист о порядке подсчёта голосов.

Темы, на которые я прошу обратить особенное внимание при обучении избирательных комиссий:

  • Досрочка, что делать утром дня голосования? Отметки при превышении 1%.
  • Тестирование КОИБ.
  • Реестр лиц, присутствующих в помещении для голосования.
  • Обзвон лиц, подавших заявки на голосование вне помещения. Исключение бесполезных выездов, выявление фальсификаций заявок лиц, не подававших заявки на голосование вне помещения.
  • Необходимость и правильность оформления реестра на голосование вне помещения. Причины заявки.
  • Внесение отметки о выезде в список избирателей.
  • Порядок подсчёта.
  • Гласность подсчёта. Недопустимость подсчёта «по уголкам» и одновременного.
  • Признаки действительного и недействительного бюллетеня, допустимость отметок в них.
  • Порядок действий комиссии в отношении спорного бюллетеня.
  • Недопустимость перерывов в подсчёте, отвлечений комиссии на посторонние дела между 20:00 и сдачей итогов в ТИК.
  • Вывешивание второго экземпляра протокола в УИК.
  • Заверение копий итоговых протоколов.
  • Недопустимость сознательного нарушения закона.
Метки: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Connect with Facebook

*