Голосование в Волоколамске 27.04.2014 глазами независимых наблюдателей

27 апреля 2014 года в Волоколамском районе прошло очередное голосование. Примечательно оно было тем, что относилось к первым выборам с участием независимых наблюдателей, когда действовало принятое двенадцатью днями ранее постановление Конституционного Суда РФ № 11-П, фактически вернувшее широкое распространение досрочного голосования. Второй особенностью была замена десятка председателей комиссий накануне дня голосования.

Ниже представлены отчёты независимых участников наблюдения.

Мария Масютина (УИК 122)

Отчет о наблюдении

27‏ ‎апреля‭ ‬2014‭ ‬г.‭ ‬на досрочных выборах Главы Волоколамского муниципального района‭ (‬а также на‭ ‬повторных выборах депутата Совета депутатов Волоколамского района Московской области‭) ‬я работала в УИК избирательного участка‭ № ‬122‭ ‬в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса.

День голосования

После открытия участка я напомнила про пункт‭ ‬6‭ ‬статьи‭ ‬64‭ ‬ФЗ-67.‭ ‬Члены комиссии были удивлены существующей нормой,‭ ‬однако стали предлагать избирателям самим внести данные и спрашивать согласие,‭ ‬если голосующий отказывался сделать это самостоятельно.

Один избиратель при заполнении бюллетеня допустил ошибку и попросил новый.‭ ‬Взамен испорченного ему выдали другой‭ (‬с соблюдением требований пункта‭ ‬9‭ ‬статьи‭ ‬64‭ ‬ФЗ-67‭)‬.‭ ‬Не обошлось без звонка в ТИК.

Боюсь,‭ ‬что это единственные положительные моменты за весь день.

Так,‭ ‬возвратившись с‭ «‬выездного голосования‭»‬,‭ ‬я обнаружила,‭ ‬что УФП частично заполнена‭ (‬число полученных бюллетеней и число избирателей на момент окончания голосования‭)‬.‭ ‬Председатель объяснила это тем,‭ ‬что‭ «‬после‭ ‬10‭ ‬часов положено указывать данные,‭ ‬которые не меняются‭»‬.‭ ‬Моё заявление с требованием исправить данное нарушение удовлетворили ‬решением комиссии‭ (‬однако‭ ‬заседания не было‭)‬,‭ ‬хотя‭ было отмечено, что «‬комиссия не считает грубым нарушением заполнение строк‭ ‬1‭ ‬и‭ ‬2‭ ‬в увеличенной форме протокола‭»‬.

На мой запрос о получении материалов,‭ ‬содержащихся на ключевом информации,‭ ‬председатель ответила,‭ ‬что пока идёт голосование,‭ ‬они не могут изъять флешку,‭ ‬а вторую они не имеют права использовать,‭ ‬так как она запасная.‭ ‬На моё предложение скопировать информацию после окончания голосования мне ответили,‭ ‬что у них нет компьютера‭ (‬хотя до этого распечатывали УФП‭)‬.

Голосование вне помещения для голосования

Изначально в реестре было‭ ‬33‭ ‬заявки.‭ ‬Однако председатель самовольно,‭ ‬без решения комиссии,‭ ‬вычеркнула‭ ‬8.‭ ‬Три избирателя пришли сами,‭ ‬а заявления‭ ‬5‭ ‬были оформлены неправильно‭ (‬причина,‭ ‬по которой просили предоставить возможность проголосовать вне помещения,‭ ‬была неуважительной или отсутствовала вовсе‭)‬.‭ ‬На моё требование немедленно известить избирателей об отказе,‭ ‬как того требует пункт‭ ‬7‭ ‬статьи‭ ‬66‭ ‬ФЗ-67,‭ ‬председатель ответила,‭ ‬что у них нет такой возможности.

По словам председателя,‭ ‬заявления избиратели принесли лично.‭ ‬Тогда непонятно,‭ ‬почему они смогли прийти в комиссию,‭ ‬чтобы отдать заявление,‭ ‬но не смогли это сделать в день голосования‭ (‬причина‭ ‬— ‬инвалидность или болезнь‭)‬.‭ ‬Также неясно,‭ ‬почему заявления рассматривались в день голосования,‭ ‬а не в момент их подачи.

При‭ ‬голосовании вне помещения для голосования член комиссии с ПРГ,‭ ‬выдававшая бюллетени,‭ ‬периодически‭ «‬забывала‭» ‬попросить у избирателя паспорт.

Подсчёт голосов

Примерно в‭ ‬19‭ ‬часов председатель сказала,‭ ‬что в‭ ‬20.00‭ ‬участок будет закрыт.‭ ‬Ссылка на ст.‭ ‬30‭ ‬ФЗ-67‭ ‬действия не возымела.

Во время подсчета голосов председатель попыталась потребовать у меня разрешение на видеосъёмку.‭ ‬Конфликт был исчерпан после напоминания,‭ ‬что я уведомляла комиссию о фото-/видеосъёмке и аудиозаписи,‭ ‬когда подавала требование о выдачи протокола.‭

При подсчете голосов УФП заполнялась с нарушениями.‭ ‬Число избирателей на момент окончания голосования,‭ ‬число проголосовавших в помещении и вне помещении для голосования‭ ‬было внесено в УФП до подсчета по книгам.‭ ‬Данные по кандидатам так и не были внесены.

Перед перекладыванием бюллетеней из переносных ящиков в КОИБ эти бюллетени не были пересчитаны.

Протокол не подписывали,‭ ‬ждали звонка из ТИК.‭ ‬По словам председателя,‭ ‬подписать протокол можно только после того,‭ ‬как пройдёт ручной пересчёт на других избирательных участках.‭ ‬Сотрудник полиции,‭ ‬к которому я обратилась с требованием пресечь административное правонарушение,‭ ‬сказал,‭ ‬что не знает,‭ ‬как это сделать.‭ ‬Я вызвала наряд полиции,‭ ‬который так и не дождалась.‭

Изначально в протоколе не было указано число жалоб‭ (‬заявлений‭) ‬— ‬строка была пуста.‭ ‬На моё замечание председатель ответила,‭ ‬что поданное мной заявление‭ ‬— «‬это заявление,‭ ‬а не жалоба‭»‬,‭ ‬поэтому указывать его не нужно.‭ ‬Но всё-таки согласилась поставить в соответствующей графе‭ «‬0‭»‬.‭ ‬Реестра выданных копий также не существовало,‭ ‬пока я не потребовала его оформить.

Итоговое заседание не проводилось.

Позже,‭ ‬когда я уже ехала в ТИК,‭ ‬мне позвонили из комиссии‭ ‬и попросили вернуться и получить новую копию протокола,‭ ‬так как та неверна‭ ‬— «‬КОИБ ошибся‭»‬.‭ ‬Выяснилось,‭ ‬что‭ ‬в протоколах об итогах выборов депутата и главы‭ ‬перепутали‭ ‬число‭ ‬погашенных,‭ ‬полученных‭ ‬участковой комиссией‭ ‬и выданных‭ ‬в помещении для голосования‭ ‬бюллетеней.‭ ‬То есть данные одного протокола в этих строках‭ ‬занесли в другой.‭ ‬Мне было предложено обменять полученную ранее копию на новую.‭ ‬Но все же‭ ‬на второй была поставлена отметка‭ «‬повторный‭»‬.

Итоги

Отмечу низкий уровень подготовленности комиссии,‭ ‬а также какое-то принципиальное нежелание разбираться в законе.‭ (‬В ответ на свои требования руководствоваться ФЗ-67‭ ‬я,‭ ‬за редким исключением,‭ ‬слышала‭ «‬Все вопросы в ТИК‭» ‬и‭ «‬Начитаться умных статей каждый может‭»‬.‭) ‬Решения принимались председателем единолично.‭ ‬Возможно,‭ ‬какое-то совещание в комиссии было,‭ ‬но заседания не проводились.‭ ‬Зато с ТИК консультировались практически по каждому вопросу.‭

Надеюсь,‭ ‬что сознательной установки на фальсификации не было.‭ ‬Однако увиденное оставляет удручающее впечатление.‭ ‬Вынуждена признать,‭ ‬что хуже комиссии пока не встречала.

С глубокой признательностью‭ ‬call-центру‭ «‬Голоса‭» ‬и коллегам‭ ‬по выезду за помощь и поддержку,

Мария Масютина

Екатерина Ларионова (УИК 126)

Помещение для голосования полностью соответствовало требованиям, стулья для наблюдателей находились в том числе и у «электронных урн». Препятствий в перемещении членам комиссии и наблюдателям не оказывали. Предоставляли запрашиваемые документы для ознакомления.

Незначительные нарушения, отмеченные в течение дня, комиссия исправляла сразу же после устных обращений: исправили частично заполненную увеличенную форму протокола, убрали неверные данные о составе комиссии, вывешенные при входе (председателя заменили накануне) и т.д. Просьба получить копии некоторых документов поначалу вызвала некоторое сопротивление секретаря, которая, сославшись на отсутствие ксерокса, попыталась отказать, но ознакомившись со п.23 ст.29 ФЗ, отправила одного из членов комиссии с правом решающего голоса домой (!) ксерить необходимые документы.

Хотя реестр надомного голосования был заполнен согласно правилам, из 23 избирателей, якобы подававших заявки, смогли проголосовать лишь 16 человек — остальные либо не могли проголосовать, либо отсутствовали дома, что ставит под сомнение достоверность данного списка.

Во время подсчёта голосов было зафиксировано несколько нарушений: члены комиссии одновременно гасили неиспользованные бюллетени и заносили суммарные данные по страницам книги избирателей — но после устного замечания вносить данные по книгам перестали.

После того как КОИБ распечатал итоговый протокол голосования, комиссия отказалась его подписывать, хотя уже были известны и результаты жеребьёвки (на данном участке ручного пересчета по её результатам быть не должно было). С этого момента комиссия стала себя вести довольно странно. Пытались объяснить, что необходимо позвонить в Территориальную комиссию, которая должна проверить (!) контрольные соотношения — хотя КОИБ уже проверил, и всё сошлось. Далее продолжали ждать звонка из Территориальной комиссии, «без которого подписывать протокол нельзя». Пауза затянулась, и в 20.59 мной была подана первая жалоба на нарушение процедуры подсчета по п.2 ст.68 ФЗ. Вместо того, чтобы принять данную жалобу и поставить на копии отметку о получении, секретарь и председатель скрылись с оригиналом и копией жалобы в другой комнате со словами «прежде чем жалобу принять, необходимо её прочитать» (!). Приём жалобы продолжался около часа и преимущественно происходил за закрытой дверью, где находились секретарь и председатель, которые звонили председателю Территориальной комиссии по поводу моего обращения. Такое поведение явно не соответствовало принципам открытости и гласности в деятельности комиссии. Дошло до того, что меня попросили поговорить с председателем Территориальной комиссии, однако, я продолжала настаивать на принятии и рассмотрении жалобы и выдаче копии мотивированного решения, а комиссия снова скрылась…

В 21.50 была подготовлена вторая жалоба на нарушение процедуры подсчета. Увидев вторую жалобу, наконец-то решают принять первую: время около 22.00, однако секретарь проставляет время получения 21.00. Приблизительно в это время после ожидаемого звонка из Территориальной комиссии начинают подписывать и итоговый протокол. Одновременно с этим пишут решение по поступившей жалобе. Итогового заседания комиссия не проводит. Наконец мне выдают копию решения (время получения 22.36, по которому можно предположить, что комиссия рассматривала данную жалобу и выносила решение по ней 1 час 26 минут) со следующей формулировкой:

«Так как участковая избирательная комиссия не компетентна в данном вопросе, то она отправляет данную жалобу в Территориальную избирательную комиссию г.Волоколамска».

Подобная формулировка отражает в целом работу участковой избирательной комиссии №126 в день голосования, в которой на первый план выходят две особенности: слабое знание избирательного законодательства и отсутствие самостоятельности — полная зависимость от Территориальной избирательной комиссии, невозможность самостоятельно принимать решения.

Екатерина Ларионова

Опубликовано в Отчёты Метки: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Connect with Facebook

*