Клементьевское сельское поселение, 10.02.13

Клементьево

10 февраля 2013 года состоялись выборы главы сельского поселения Клементьевское Можайского района Московской области. В избирательном бюллетене были представлены 9 кандидатов.

  1. Алимова Ольга Станиславовна (самовыдвижение) — была главой поселения на протяжении 4х лет
  2. Вараксина Любовь Анатольевна (выдвинута «Яблоком») — делала упор на возвращение паев обманутым дольщикам
  3. Воднева Татьяна Александровна (самовыдвижение) — и.о. главы поселения, сотрудник Можайской администрации
  4. Давыденко Леонид Иванович (выдвинут КПРФ) — местный житель
  5. Евстифеев Евгений Семёнович (самовыдвижение) — ставленник администрации
  6. Козлов Олег Анатольевич (самовыдвижение) — «бизнесмен с Можайска»
  7. Назаров Андрей Борисович (самовыдвижение) — юрист
  8. Фадеев Николай Александрович (выдвинут «Справедливой Россией») — сотрудник ФМС
  9. Холодкова Елена Викторовна (выдвинут «Союзом Горожан») — одновременно баллотируется на пост главы Павлово-Посадского района (выборы 3 марта).

На территории сельского поселения Клементьевское было образовано два избирательных участка №1627 и №1628, помещения для голосования которых располагались соответственно в деревнях Клементьево и Павлищево. На обоих участках использовались КОИБы для автоматического подсчёта голосов.

Почему на пост главы Клементьевского поселения появилось так много желающих? По мнению местных жителей причина банальна — дорогая подмосковная земля, которую каждый новоизбранный глава спешит продать под дачные участки. А жители хотят, наконец, уже выбрать того, кто починит им трубы, проведет газ и, может быть, вернет украденные десять лет назад паи. Население в можайском районе активное, есть молодежь, есть огромное желание жить по-человечески, не будучи вынужденными переехать в районный центр или в Москву, как это, к сожалению, происходит во многих подмосковных (и не только) городах. Так что эти выборы сулили реальную конкуренцию и надежду на осознанный выбор избирателей.

Предвыборные гонки были жаркими. Кандидаты попеременно подавали друг на друга в суд, были и черные технологии с псевдо-агитацией, ролики на ютубе, полноценные дебаты. За три дня до выборов по суду была снята кандидат Дроздова (помощница главы района Белановича), засудившая её кандидат от «Единой России» Карюхина сняла и свою кандидатуру. Судя по всему, это была такая пакость от партии «Единая Россия» лично Белановичу за то, что он изначально не поддержал кандидата Евстифеева, сделав ставку на Дроздову. Забегая вперед, скажем, что пост главы получил именно Евстифеев. Судя по слухам о подкупе, которые подтвердила даже председатель ТИКа Можайска, местные жители доверяют обещанным деньгам за голос (3000 — 5000 рублей — беспрецедентная доселе цифра за голос!) больше, чем обещаниям хорошей жизни. Что ж, это и правда, их выбор.

Направления

Большое количество кандидатов сулило надежду. Самое сладкое Яблоко было отложено на потом, а в разработку пошли кандидаты не от администрации. Выйти на Назарова не получилось, фирма где он работал, хранила молчание и не сдавала своих. Козлов уклонялся от контакта, но, в конце концов, от него удалось получить лаконичное «нет». Алимова так и не ответила на звоноки с неизвестного номера (но как оказалось, нехватки в местных наблюдателях у неё не было). Давыденко переадресовал на Можайский райком, с которым впоследствии удалось договориться. И спасибо «Союзу Горожан», который сразу пообещал нам направления и сдержал слово. Были также направления от СМИ «Гражданский Голос» и «За права человека».

УИК 1627 (Клементьево)

Большую часть времени, отведённого для голосования, избирательная комиссия участка 1627 вела себя идеально, председатель Зверева чётко соблюдала процедуры закона и оповещала наблюдателей обо всём происходящем на участке отдельными объявлениями. В самом начале, как и на всех выборах, возникли стычки при регистрации. Корреспондентов Можайского телевидения не хотели регистрировать без командировочного удостоверения, их же уже представители Мособлизбиркома запихнули в угол зала, запрещая им перемещаться по помещению. Наблюдатель от «Яблока» Дмитрий очень раздражал тех же представителей Мособлизбиркома Павлюкову Т.Н. и Земскову Н.Г., Земскова даже угрожала удалить его с участка, не имея на это ни малейших полномочий. Вообще, поведение г-жи Земсковой на этих выборах заслуживает отдельной главы, и она её получит.

Информационный стенд

Ещё до открытия участка наблюдатель Фейгина заметила, что кандидат Евстифеев выделяется на информационном стенде. Его листок был зелёным, в то время, как все остальные отпечатали текст на белом листе. Это нарушало правила оформления инфостенда. Информация эта была незамедлительно передана ПСГ Табаку в ИКМО, который обратился к председателю ИКМО, и в течение часа зелёного Евстифеева заменили на чёрно-белого. Сам Евстифеев не возражал (встаёт, правда, вопрос, а зачем спрашивали его согласия??)

По возвращении первой урны для голосования вне помещения выяснилось, что пять человек проголосовали без паспортов. Это были пациенты больницы, у которых паспорта забрала старшая сестра и заперла в сейф. Приехать и отпереть сейф, чтобы люди могли проголосовать, сестра отказалась, и комиссия решила выдать им бюллетени после сверки паспортных данных в реестре и в контрактах с больницей. Узнав об этом уже на участке, наблюдатель от «Яблока» громко спросил председателя, считает ли она такие действия комиссии законными, чем, видимо, очень её напугал. Ещё до того, как мы успели решить, сто́ит ли нам писать жалобу, председатель приняла решение поставить на голосование вопрос об аннулировании всей урны. Все 18 бюллетеней в ней были признаны недействительными.

Дежурившая пожарная машинаВ течение всего дня на участке присутствовал сотрудник можайской администрации Макукин Виктор Петрович — на мой вопрос о причине его нахождения на участке он ответил «обеспечиваю безопасность». Сидел он в компании двух МЧС-ников, а на улице дежурила пожарная машина, так что, что-что, а безопасность была обеспечена. Правда, он забыл упомянуть, что он ещё обеспечивал устроенный администрацией экзит-полл, к которому он каждые 15 минут выходил, и всё бы ничего, но когда на участок пришла кандидат Воднева, он в разговоре с ней, который был слышен с расстояния трёх метров, сказал, что по результатам э.п. лидирует она, Евстиеев и Алимова. После этого наблюдатель Фейгина попросила его больше не нарушать закон и не разглашать результаты опроса, да ещё на участке, и он из улыбчивого дяденьки превратился в злобного оскалившегося силовика и со словами «я не хочу с вами разговаривать, сейчас я против вас тоже что-нибудь найду, мало не покажется» вышел на улицу. Во время «разговора» с Земсковой о необходимости наличия у наблюдателя бэджа он также вмешался. «Вы знаете, с кем разговариваете? Это заместитель Вильданова! Проявляйте уважение» (эх, Виктор Петрович, зачем же вы спалили всю малину, ведь Наталья Геннадьевна так упорно не хотела раскрывать себя). Потом Макукин на голубом глазу отрицал, что вообще разговаривал с Водневой, и утверждал, что даже не видел её на участке. Вот такой в Можайске начальник отдела гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и антитеррорестических действий.

В конце дня на участок завалился целый полк полиции из Можайска во главе с полковником в папахе. Постояли, посмотрели, вызвали кучу насмешек у местных наблюдателей и молча ушли.

В половине девятого вечера случилось ЧП — на некоторых страницах исчезли проставленные избирателями подписи. Члены комиссии вспомнили, что две девушки отказались расписываться ручками комиссии, а использовали свои, видимо, с исчезающими чернилами. Поднялся шум, была вызвана полиция, составлен акт о том, что присутствующие этих девушек на участке видели, что бюллетени им выдавали (местные друг друга знают и девушек действительно помнили). Тут же комиссия приняла решение считать бюллетени по этим двум записям выданными. На участке в Павлищево случилась та же ситуация, но пропало три подписи. На обоих участках пропажу подписей заметили наблюдатели от «Яблока», очень уж вовремя решившие проглядеть списки избирателей. Будем копать… Здесь особо нужно отметить председателя ИКМО Орешкину Светлану Октаевну. Она пришла на участок, всё просмотрела, вызвала эксперта-графолога (которая приехала на удивление быстро), а когда полиция за 10 минут до начала подсчета пожелала изъять книги как вещдоки, громко и твёрдо сказала «Книги я вам не отдам». И отстояла их, иначе сорвался бы подсчет.

К моменту подсчёта председатель была уже изрядно вымотана, у неё тряслись руки,и она пила корвалол, хотя наблюдатели неустанно говорили ей, что к ней и к комиссии никаких претензий нет (по словам местных, Елена Сергеевна уже 20 лет председательствует в комиссии и каждые выборы пьёт корвалол и грозится уволиться). После подсчета и погашения неиспользованных бюллетеней, она зачем-то вскрыла первый переносной ящик и погасила также эти бюллетени. Наблюдателям стоило усилий заставить Елену Сергеевну обратиться к инструкции и написать на каждом бюллетене, почему он признан недействительным, а потом ещё столько же усилий, чтобы заставить её «скормить» эти недействительные бюллетени КОИБу. Хотя можно было просто сразу перечитать инструкцию к КОИБам, это бы заняло немного времени и гораздо меньше нервов. На этом этапе уставшие местные наблюдатели ругались на московских, мол, какая разница, что писать на этих бюллетенях, и зачем их засовывать в КОИБ.

Вообще, местные наблюдатели были настроены дружелюбно, рассказывали о ситуации в поселении, одобряли наше желание помочь им провести выборы честно. Но периодически вставали горой за комиссию, которую знали лично и считали москвичей крючкотворами, а Табака называли Лениным.

УИК 1628 (Павлищево)

На УИК 1628 подобралась большая команда наблюдателей, которая немного хаотично, но смогла проконтролировать почти все действия избирательной комиссии в день голосования. Утром председатель отказалась расписаться в копии заявлении о назначении ПСГ УИК от Давыденко. Да и вообще, комиссия не была настроена выдавать заверенные копии документов членам комиссии с правом совещательного голоса. К счастью, чтение закона оказало благотворное влияние, и этот вопрос был закрыт.

В течение всего дня две пожилые местные наблюдательницы вели пофамильный реестр проголосовавших. Работали они скурпулёзно, и их информация о количестве пришедших избирателей практически в точности совпадала с показаниями КОИБ. Периодически возникали небольшие расхождения на 1-2 человека, но они, скорее всего, были вызваны человеческим фактором.

Выездное голосование было устроено немного абсурдно. Комиссия брала с собой двух общественных контролёров (наблюдателей и ПСГ), но не препятствовала другим присоединиться на своих машинах. По рассказам очевидцев выезд в соседние деревни осуществлялся кортежем из шести машин. При этом в помещении для голосовния оставалось достаточно большое количество наблюдателей. Когда члены комиссии обходили пешком пожилых избирателей, которые живут в близлежащих многоквартирных домах, то совершить пешую прогулку захотело около десяти наблюдателей и ПСГ. Временами вся эта толпа набивалась в квартиру избирателя, но под конец часть людей стала всё же оставаться снаружи.

УИК 1628 посетила вся верхушка Мособлизбиркома: председатель, заместитель председателя и секретарь. Кроме того, в помещении для голосования были ещё два неопознанных субъекта, которые, скорее всего, также имеют отношение к Мособлизбиркому.

Под конец голосования в книгах избирателей были обнаружены три исчезнувшие подписи избирателей о получении бюллетеня. По словам членов комиссии, те избиратели наотрез отказались расписываться ручками комиссии и расписались своей ручкой с исчезающими чернилами. Процесс подсчёта голосов довольно сильно задержался из-за приезда полиции с экспертом-графологом, которые изучали пропавшие подписи. С обычного расстояния никаких следов подписей не видно. Однако если внимательно приглядеться, то можно обнаружить вдавленность бумаги, которая повторяет контур подписи, а также видны несколько еле заметных штрихов в некоторых частях подписей. Всесторонне изучив все детали происшествия, комиссия приняла решение с абсурдной формулировкой, что подписи избирателей «в настоящее время отчетливо видны и наличествуют».

После отъезда полиции подсчёт голосов пошёл своим чередом. Всем желающим была выдана заверенная копия протокола.

Земскова Наталья Геннадьевна

Отдельного комментария требует присутствие на избирательных участках и вмешательство в работу комиссий заместителя председателя избирательной комиссии Московской области Земсковой Натальи Геннадьевны.

Её присутствие на этих выборах началось с попытки удалить наблюдателя от «Яблока» за его отказ сидеть на «месте для наблюдателей». При попытке выяснить её личность и полномочия на участке, эта дама восемь раз ответила «я за́нята», а на аналогичный вопрос председателю комиссии был получен ответ, что это представитель Московской областной комиссии, но имени она не раскроет. Пришлось даже обратиться к полицейскому на участке (коих, кстати, было аж 6 на УИК 1627) с просьбой выяснить личность нарушительницы спокойствия, но полицейский ответил, что она представляться не обязана, а его её личность не интересует. Но развед.сеть по шифровке, данной в штаб, составила фоторобот и быстро вычислила ФИО неназвавшегося члена МОИК. Земскова Наталья Геннадьевна — заместитель председателя МОИК собственной персоной. Посидев час-полтора на участке 1627, г-жа Земскова в сопровождении секретаря МОИК Павлюковой Татьяны Николаевны на черной Мазде переместилась на участок 1628 в Павлищево, где ее намётанный глаз тут же вычислил наблюдателей-провокаторов из Москвы. Здесь она прилюдно унизила доблестного сонаровца Каленкова, уличив его в незнании количества страниц в ФЗГ. Его познания содержимого закона Наталью Геннадьевну не интересовали. «Я всегда смотрю, сколько в книге страниц, прежде чем её прочитать», сказала Земскова и за сим сделала вывод, что ФЗГ Каленков не только не читал, а даже в руки не брал. Потом она снова вернулась на участок 1627, где продолжила незаконно вмешиваться в избирательный процесс. Около 14-00 Каленков заметил, что на информационном стенде в помещении для голосования под фамилией Вараксиной присутствует слоган «Мы не обещаем, а делаем: — результат», что является агитацией и, конечно, незаконно. Информация была передана Табаку в ИКМО, и ИКМО по его замечанию тут же позвонила в УИК и велела агитацию заклеить. Председатель уже собралась исполнить распоряжение ИКМО, как вмешалась Земскова. «Повесьте на место», сказала она. Председатель растерялась и уже собралась вешать незаконный лист на место, но тут вмешалась Фейгина. Она спросила, на каком основании г-жа Земскова, так на тот момент и не представившаяся, приказывает председателю УИК ослушаться председателя ИКМО. Ответ г-жи Земсковой «Сядьте на место» Фейгину не удовлетворил, и она обратилась к председателю. «Разве вы ей подчиняетесь?». «Да», ответила Елена Сергеевна. «А мне кажется, вы подчиняетесь председателю ИКМО». «Но это же вышестоящая комиссия», совсем запуталась бедная Елена Сергеевна. В результате, агитацию возвернули на место, решив, что раз письменного решения из ИКМО не поступало, то и делать ничего не надо, мало ли, кто там звонил… К слову, через два часа приехала председатель ИКМО с письменным решением, которое было зачитано вслух, агитация заклеена, но до окончания голосования оставалось уже два часа. Вот отрывок из беседы Фейгиной и Земсковой:

— на каком основании вы командуете председателем комиссии? Представьтесь, пожалуйста.
— а вы кто?
— я вам третий раз представляюсь — я наблюдатель от Давыденко
— а откуда мне знать, что вы наблюдатель?
— у меня есть направление, секретарь может вам его показать, я внесена в реестр присутствующих
— нет, без бэйджа вы не наблюдатель

И это, заместитель председателя областной комиссии! После твита об этом мнении Земсковой сам Вильданов забеспокоился и обещал приехать в Клементьево разобраться. И приехал! Правда, на вопрос о том, почему его заместитель вмешивается в работу комиссии и командует председателем, он ответил, что Земскова не командует, а советует. Ну что ж, Ирек Раисович, ваша любовь к эвфемизмам глубоко печалит нас. Перед уходом Вильданов обозвал Можайское ТВ «псевдо-СМИ» («в хорошем смысле»), что по его мнению, должно было объяснить ребятам, почему им было запрещено перемещаться по участку, а, допустим, каналу Подмосковье — нет.

В какой-то момент Земсковой не понравилось то, что ПСГ Копанцева следит за заполнением книг избирателей — в частности, доп.списка. После её (незаконного) требования отойти от столов, наблюдатель Фейгина подошла к председателю Зверевой и указала ей на пункт закона, в котором записаны права ПСГ, в том числе, на ознакомление со списком избирателей. В разговор с председателем опять вмешалась Земскова. Она утверждала, что наблюдатели неверно толкуют закон. Тогда Фейгина подошла к ней и попросила её истолковать этот пункт так, как трактует его комиссия Московской Области. Земскова сказала, что не уполномочена ничего трактовать, она не юрист. «Как же вы тогда заявляете, что я неверно толкую закон?» В разговор также вступила председатель ТИК Бикмухаметова Татьяна Ивановна, которая в общении была гораздо вежливее и приятнее своей коллеги из Мособлизбиркома. Результатом обсуждения пункта ФЗГ 23-г ст. 29, стало удивительное открытие — оказывается, по мнению членов вышестоящих комиссий, слежение за заполнением списка избирателей нарушает закон о персональных данных. «Закон запрещает записывать и распространять персональные данные, а Лена только следит за тем, какие адреса вносятся в доп.список». И тут, внимание, очередной перл от Натальи Геннадьевны «А что, если у неё фотографическая память?» Да, на этот аргумент действительно ответить было уже нечего. Потом, когда полиция фотографировала заполненные листы книг, никто про закон о ПД не вспоминал.

К слову, председатель ТИК сетовала, что ей в комиссиях не хватает именно таких людей как мы. Земскова пригласила нас всех вступать в резерв, а вчера вот выяснилось, что из 17 «таких как мы» в Железнодорожном в комиссии утвердили лишь одного. Господа лицемеры, поздравляем.

ИКМО

ПСГ от Холодковой зарегистрировали без проблем. У ПСГ от Давыденко не было согласия на включение его в ИКМО, он пытался возражать, что согласие он отдаёт кандидату, но потом сел и написал его. Удостоверение установленной формы выглядело как лист А4, закрепить его на себе было проблематично.

Далее был описанный выше эпизод с «зелёным» Евстифиевым. Председатель ИКМО быстро согласилась исправить ситуацию. Для решения технической проблемы, вызванной тем, что материал кандидат предоставил в формате pdf, а полной версией Adobe Acrobat комиссия не располагала, был привлечён ПСГ от Холодковой. Однако, приехав позднее на участок 1628 члены мобильной группы обнаружили что Евстифиев продолжает зеленеть. После замечания председатель УИК достала привезённый ей ранее из ИКМО лист и вывесила его на стенд.

В середине дня Михаил Каленков обнаружил на стенде в информации о кандидате Вараскиной строчку с лозунгом, сообщение было передано в ИКМО. Сперва комиссия согласилась заклеить строчку, но потом с участка поступило сообщение о возражении. Сначала говорили, что возражение поступило от «Яблока», позже выяснилось, что это была Земскова. Вараскина характеризовалась комиссией как склонная к скандалам, с ней не хотели связываться и пригласили в ИКМО Давыденко, чтобы он оказал воздейсвие на своего ПСГ. В ответ ПСГ от Холодковой оформил в комиссию жалобу за авторством Табака. Иметь в протоколе не нулевое количество жалоб комиссия не хотела, поэтому девизы Вараскиной быстро заклеили.

После окончания подсчёта голосов часть наблюдателей с УИК 1627 и УИК 1628 поехали домой, а часть направилать в ИКМО в статусе представителей СМИ для освещения процедуры подведения итогов голосования. Однако комиссия отказалась регистрировать представителей СМИ, приводя абсолютно нелепые аргументы. Сначала заявили, что надо было приходить и регистрироваться утром. Но этот аргумент продержался недолго. Тогда председатель ИКМО сказала, что 20-00 уже наступило и голосование окончено. На это было замечено, что итоги голосования ещё не подведены, и поэтому представители СМИ имеют право находиться в помещении ИКМО. Ну а верх абсурда наступил за полночь, когда председатель ИКМО сказала, что журналисты не могут находиться в помещении ИКМО, так как наступило уже 11 февраля (понедельник). В результате комиссиия ИКМО отказалась выдавать заверенные копии итогового протокола представителям СМИ. Так как в команде были два ПСГ ИКМО, которые получили заверенную копию итогового протокола, то этот довольно серьёзный инцидент с невыдачей копии протокола не получил должного развития в виде вызова наряда полиции и документального оформления нарушения.

Exit poll

Опрос ны выходе проводили, как минимум, три конкурирующие команды. И москвичи, и местные отметили необычайно низкий процент респондентов, согласившихся назвать свой выбор — около 10% от проголосовавших. Тем не менее, на УИК 1628 результаты экзит-полла практически полностью совпали с данными КОИБ, а на УИК 1627 опрос достоверно предсказал первые два места. Там же, на экзит-полле было видно то, чего нельзя было увидеть на участках, а именно — разговоры и ссоры о подкупе в пользу победившего кандидата. Начальник его штаба — молодой человек с красным айпадом подмышкой — постоянно вертелся вокруг участков и общался то с полицией, то с экзит-поллом. Когда одна женщина начала громко обвинять Скорикова, собравшегося баллотироваться в депутаты (выборы в Клементьево уже в апреле) в том, что он раздает деньги за голоса за Евстифеева, е` попытались уволочь в машину, в том числе и обладатель красного айпада. Слухи о подкупе исходили и от местных наблюдателей — мол, до выборов людям платили по три тысячи, а в день голосования аж пять тысяч по предъявлении фотографии бюллетеня. Даже председатель ТИКа в разговоре проронила фразу «зачем работать в комиссии, если можно пойти за угол и получить три тысячи рублей за фотографию». При средней зарплате в 8000, винить избирателей в соучастии в фальсификациях язык не поворачивается. А вот мнение господина Вильданова на этот счет, а также его оценку честности выборов и перспективы г-на Скорикова на регистрацию в кандидаты в депутаты с.п. Клементьево можно бы и заслушать. Что же глаголит Вильданов? А вот, пожалуйста:

«Хочу отметить слаженную работу администрации и спецслужб Можайского района по недопущению срыва выборов.

Итогом слаженной работы организаторов выборов и органов местного самоуправления стало проведение выборов на должном организационном уровне и без происшествий. Пользуясь случаем, передаю через вашу газету слова благодарности главам районов Дмитрию Белановичу и Владимиру Демину. Самое главное, что состоявшиеся выборы, как и всегда, были честными и прозрачными. Никому не удастся поставить под сомнение их результаты.»

Нет уж, Ирек Раисович, позвольте нам всё же посомневаться.

Текст: Ольга Фейгина.
Фотографии: Artem Frunze.

Метки: ,
2 комментария на “Клементьевское сельское поселение, 10.02.13
  1. !Alex:

    Описано очень «мягко». Попробую приукрасить. Представляться не буду. Уж позвольте, так сказать, остаться инкогнито. Осталось выбрать жанр повествования – пусть будет в стиле некоторых телепередач, начав читать Вы быстро этот самый стиль поймете.
    А дело было так:
    На этих выборах присутствовали чуть ли не все правоохранительные органы района. А также МЧС, энергетики вместе с электрогенераторами, пожарная машина, «на всякий случай» простоявшая весь воскресный день рядом с избирательным участком и представители 2 телеканалов с видеокамерами. Для полного ощущения того что не выборы проходят, а кино снимают не хватало разве что скорой помощи, военных и спецэффектов в виде света-дыма-шума. Но этого не было. Хотя инцидент с исчезающими чернилами и гости в виде руководителя избирательного действа «с самой области» внес разнообразие в серый воскресный день. Погода кстати в этот день была пренеприятная. Дождь, снег, ветер, слякоть, каша под ногами не способствовали посещаемости избирательных участков.
    Если приглядеться к исходному списку кандидатов более подробно, а там было 17 человек, то закрадывается самый первый вопрос – какое-то сельское поселение на окраине Московской области, эдакая глубинка, ничем не примечательная, чем же она привлекла столько желающих «постоять у руля»? Или предлагаете поверить в то, что коммерсанты или те кто приехал в т.ч. из столицы желают жителям этой самой глубинки добра и благополучия, и что они ее будут развивать. В Европе в это легко поверить, и скорее всего так оно и будет, но в «Рассея» это как то не укладывается в схему привычного ведения бизнеса.
    В общем как там ни было, а ответ напрашивается самый, пожалуй, банальный – «осталось что пилить».
    Так вот долго ли коротко, а к финальному противостоянию (читать – самим выборам) дошли 9 кандидатов, кого-то «подвинули» конкуренты, а кто-то сам сошел с дистанции – «выполнив возложенную задачу», а задачи были самые разные, но это уже как говорят «ничего личного только бизнес».
    И вот день икс настал. И началось… Говоря по правде, выборами эта самая глубинка в этом году насладится вдоволь. Глава, депутаты, по осени район. Так что толи еще будет или год только начинается.
    Глядя на все со стороны, многие наблюдатели, в том числе от партий и общественных движений не видят главного – выборы вроде и честные, а вроде и нет. Впервые на участках этих муниципальных образований для контроля над процессом голосования используются КОИБы. Вроде бы компьютер, вроде бы считает, вроде бы тайна голосования, но камера над головой пишет человека, а этот коиб сканирует галочку, путем простого запуска этих 2 роликов на одном экране, получим результат – «кто и за кого», ну и прочие прелести современного мира – «большой брат» не дремлет. А также трудно объяснить как в двух совершенно разных населенных пунктах мы получили расхождение у лидера в 1 голос (235 и 236), на одном участке голосовали все родные, близкие, соседи и знакомые, а на другом, в другом населенном пункте, другие люди, где нет ни соседей, ни родственников в таком количестве, а результат на лицо.
    Поэтому много сомнений в этом результате. А вообще он был ожидаем. Так как в этих выборах прямо либо косвенно участвовали те же самые люди которые уже год назад совершили первую попытку. И затратили на это некоторое количество денежных знаков. Так что выборы выборами, а вложенные средства нужно возвращать, да с процентом. Но это чистой воды бизнес, со всеми его законами.
    Отвлеклись от темы – так вот выборы в подмосковной глубинке это, пожалуй, местный праздник, вне зависимости от результата деревня радовалась. Все обсуждали кандидатов, кому-то мыли косточки, кого-то ругали, кого-то хвалили, в общем все как всегда. Казалось бы ничего нового. А новое на самом деле есть – новый Глава, а с ним и новая власть и новые порядки. Но новому Главе, вне зависимости от того кто бы занял эту должность, первое время придется очень трудно – поселение осталось без утвержденного бюджета, совет депутатов еще не избран, а конкуренты без промедления готовы подкинуть сюрпризов в большом количестве.
    Кстати на счет зарплат – по слухам люди там и по 3 тысячи рублей получают работая в ЗАО «Клементьево».
    На счет возможности срыва выборов – хотели бы сорвали, и разрешения не спрашивали, просто это было никому не нужно. А на счет честности и прозрачности все таки стоит посомневаться. КОИБ вещь хорошая, но работает так как в нее заложено, а исходные коды их программ так никто и не опубликовал, что автоматом ставит жирный крест на честности «черного ящика». Считаете его честным и Вам нечего скрывать – откройте коды. Но с этим может получиться самая большая трудность – как бы не получилось так что программа «западная», а кодов у нас самих нет, и все наши выборы контролирует «запад». А это уже может быть начало очень неприятной истории, а может и не быть. Ну да ладно. На этом, пожалуй, можно подытожить и ждем Вас на выборах совета депутатов.

  2. иван:

    Люди скажите как такой человек как Козлов О.А стал главой СП Клементьево человек с криминальным прошлом отсидевшем 6 лет за мошенничество

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Connect with Facebook

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.