Как я ездила в Саранск на выборы 18 августа

Рассказ участницы общественного движения «Сонар» Юлии Успенской о её работе в участковой избирательной комиссии Саранска 18.08.13
Были «карусели» и повторные голосования. Использовались вызовы полиции, непрерывная съёмка и дипломатические навыки.

Легкие и простые выборы меня уже не привлекают. Поэтому, когда Миша http://kalenkov.livejournal.com/ сказал, что 18 августа будут выборы в Мордовии, где по официальным данным ЕР набирает 94% при высокой явке, я задумалась 🙂 В этот регион мы никогда раньше не ездили, и было интересно освоить новые территории. Поскольку я не верю в честный рейтинг ЕР в 94%, то я решила поехать, чтобы попробовать сделать выборы честными и узнать каков же реальный % и какими методами они этого достигают! Нас набралось мало, 8 человек на 17 УИКов. Но нас это никогда не останавливало 🙂

Выборы были в столице Мордовии городе Саранске в Юго-западном округе. Саранск находится в 660 км от Москвы (примерно).

Наши ожидания были тревожными. Только в Чечне ЕР набирает 99%, но там наблюдение, кажется, сильно связанным с личным безопасностью, а тут очень близкий к 99% — 94%. Поэтому тут мы тоже ожидали треша, но не знали как все будет на самом деле. Вбросы были практически исключены: на всех УИКах были КОИБы. Все видели ролики, как в КОИБы производили «вбросы», но это возможно только при отсутствии наблюдателей. Потому что «вброс» в КОИБ возможен только путем последовательного введения по одному листочку нужного количества бюллетеней, что занимает значительное время и невозможно провести незаметно и быстро. Ожидали каруселей, поэтому решили раскрыть их технологию.

Итак, мы выбрали самые сложные участки, получили направления у кандидата. Мой УИК был №578. Ещё до 7-00 я была у двери. Дверь была закрыта. Я подумала, что комиссии еще нет, но постучалась. В 7-00 должны были начать тестирование КОИБов. Открыл охранник. Я объяснила, что я член избирательной комиссии. Он попытался сказать, чтобы я подождала, но я настояла, что я уже должна там быть и прошла.

Я вошла в помещение для голосования — это был огромный спортивный зал на втором этаже педагогического института. Вдоль одной длинной стены стояли столы комиссии, вдоль другой — два КОИБа и кабинки для голосования. Напротив входа в самом дальнем конце зала — столы председателя, зама и секретаря, а справа от двери, у четвертой стены — места для наблюдателей.

Я подошла к столу председателя, поздоровалась, представилась и предъявила документы. Всё приняли и были очень любезны и крайне вежливы. Я была очень обескуражена таким приемом — фальсифицирующие комиссии меня ни разу так не встречали! Мы познакомились, и я в первый раз запомнила всю «тройку» комиссии по именам! Позже я познакомилась с каждым ПРГ. Все были улыбчивы и милы!!! Председатель любезно показала, куда положить вещи, повесить куртку. Мне выдали удостоверение. На участке кроме меня на тот момент не было ни одного наблюдателя!

В 7-00 начали тестирование КОИБов. Все проходило спокойно и благожелательно. Все документы мне показывали. Мне удалось построить с председателем доброжелательные и доверительные отношения. И я решила действовать по новой, еще не очень освоенной мною, тактике: что бы ни случилось на участке — я буду стремиться договариваться 🙂 И это РЕАЛЬНО сработало!

Дальше пересчитали и погасили открепительные. Из ТИК комиссия получила 20 открепительных, 2 выдала, 18 погасила. В 7-45 опечатали урны. Теперь по закону нужно опечатывать «непосредственно перед началом голосования», а не в 8-00, как раньше. Где-то в это время начали подтягиваться остальные наблюдатели. Мы познакомились. Были две девушки из Пензы: Рита и Юлиана от кандидата/кпрф и еще один пожилой коммунист и двое от едросовского кандидата (позже появились еще и другие наблюдатели от едра). С девушками из Пензы мы сразу скорешились! 🙂 Они были боевые! Одна пошла сразу мониторить ситуацию снаружи на предмет выявления каруселей :-), а я была на участке и смотрела за происходящим. Камеру я поставила на штатив и вела постоянную видеозапись в течение дня.

В 8-00 начали раздавать списки избирателей всем ПРГ, и немного позже я решила пролистать книги. Сначала члены комиссии не давали мне смотреть, ссылаясь на персональные данные (уже несколько человек проголосовало). Но при помощи председателя вопрос был решен! Отметок не было и была сквозная нумерация всех страниц.

Чуть позже я вспомнила про реестр выездного голосования и попросила его показать. В нем оказалось 70! человек при списочном составе в 1773 человека. Причем были собраны даже письменные заявления (комиссия постаралась)! В 9-00 должна была пойти первая урна с 70-ю заявками. Никто из наблюдателей не согласился, поэтому я решила пойти сама — мне показалось, что здесь что-то нечисто. Как я сейчас понимаю это было ошибочное решение! Мы отсутствовали на участке практически весь день: с 9 до 16! А в это время на участке творился бедлам. Но обо всем по порядку.

На выездное голосование отправили одного полицейского, двух членов комиссии и меня. Дали машину. Когда мы выходили из здания, я была очень удивлена огромному скоплению людей у здания во дворе Института. Я бы поняла, если б это был обед, но это было 9 утра, и это было очень подозрительно. Но я уже шла на выездное!

В процессе хождения по домам я узнала как все у них происходит традиционно. Например, мы приходили к старикам, которые ничего не соображали. Они не могли понять, что им говорят, когда нужно было расписаться в получении бюллетеня или проставить дату! Одна бабушка даже не поняла, что перед ней бюллетень и нарисовала в одном из квадратиков цифру 1. Нескольких таких я пропустила — не нашла аргументов нужных и вовремя и не хватило настойчивости. Обычно они всем дают голосовать и даже разрешают голосовать родственникам за таких стариков. Но потом меня это взбесило, и больше ни один такой старик не проголосовал, поскольку по закону волеизъявление должно быть явным и личным, а тут… Приходили мы в квартиры, где заодно хотели проголосовать вполне себе ходящие люди, которым просто было некогда или лень идти на участок. Здесь я с самого начала была более тверда, потому что есть ограниченный список причин, по которым люди могут вызывать на дом выездную урну: инвалидность и болезнь, в том числе по старости. Ну и конечно примерно в 4-х квартирах нам просто не открыли дверь. Был и такой случай: одна бабушка проголосовала за другую, которой не было дома (мы не сразу поняли, что она дает не свой паспорт), а потом захотела проголосовать за себя! Поняв в чем дело, мы не дали ей второй бюллетень, дали заполнить ее заявление, а заявление, заполненное за другую бабушку, мы решили признать заполненным ошибочно. Таким образом ошибка была исправлена. Иначе пришлось бы аннулировать всю урну. В результате мы вернулись с выездного голосования с 48-ю бюллетенями вместо 70-ти.

Как я выяснила в одной квартире, из нарушений еще было такое: приходили какие-то девушки, которые собирали письменные заявления на надомное голосование и приносили приглашение на выборы, и говорили, что теперь есть вот такой кандидат и за него надо голосовать, прямо фамилию называли. Судя по собранной в разных квартирах информации, я предположила, что этими девушками могли быть только члены комиссии, что является нарушением закона, потому что ПРГ (члены комиссии с правом решающего голоса) не могут агитировать за какого-либо кандидата. Придя в комиссию, я спросила у членов комиссии сами ли они разносили приглашения? И они ответили, что сами! Еще одно нарушение заключалось в том, что некоторые родственники не давали голосовать старикам, пытаясь навязать им свою волю. После моего объяснения член комиссии при выдаче очередного бюллетеня говорил, что советоваться ни с кем нельзя, тем самым предотвращая возможное нарушение со стороны родственников.

Вернулась я в комиссию в 16-00, и едроски-наблюдатели стали очень настойчиво предлагать мне поесть. Я была удивлена такой заботе, но потом все поняла: им нужно было выгнать меня с участка! Именно после моего возвращения карусели вовсю продолжались. И в поимке одной из них я как раз поучаствовала. Рита вдруг сказала, что две девушки, пришедшие как избиратели и сидевшие у одного из столов члена комиссии, УЖЕ БЫЛИ здесь час назад. Вот тут-то все и началось!

Я подошла к члену комиссии посмотреть паспорт, но та быстро его отдала «избирательнице», а та убрала его в сумочку. На мой вопрос «как Вас зовут?» девушка ответила «Светлана», но фамилию назвать отказалась. Тогда я обратилась к сотруднику полиции с просьбой о проверке паспортов этих девушек. Он отказался. Девушки попытались скрыться с участка, но мы были начеку и перегородили им выход с участка. На все претензии о том, что мы действуем незаконно, я отвечала, что мы пресекаем уголовное преступление. Все это я снимала. Длилось это минут 10. В какой-то момент одной из девушек удалось просочиться в коридор и она побежала в его конец, где тоже была лестница. Рита с Юлианой погнались за ней. Вторую девушку я удерживала перед лестницей, перегородив проход, но парни, сидевшие в коридоре, встали за моей спиной и начали меня оттаскивать от проема. К сожалению, им это удалось, и девушка бросилась вниз по лестнице. Меня, как ни странно, никто не держал, и я бросилась за ней. После лестницы был длинный коридор и я бежала, что есть мочи, и поняла, что могу догнать девушку. Впереди был поворот и еще один пролет коридора — и свобода! На этом повороте стояли две женщины и я чудом вовремя увидела, что одна из них мне ставит подножку. Я перепрыгнула и побежала дальше. И тут на пути этой девушки возникла Рита с распростертыми руками! Девушка резко затормозила и … расплакалась! Она начала проситься в медпункт и говорить, что ее побили, ударили головой и что-то еще, но я точно не прикоснулась к ней пальцем и не видела, чтобы это делал кто-то другой. Тогда-то я обнаружила, что в потасовке около лестницы у меня повреждена рука. Мы отпустили ее в медпункт и я пошла за ней — снять побои 🙂 и чтоб не сбежала до приезда сотрудников полиции. Там ей измерили давление и у нее оно было 140/80. Щеки у нее были пунцовые и она закрывала лицо руками. Ее угостили успокоительным, но она не спешила уходить. Пока я там сидела, пришла та член комиссии, что собиралась выдавать ей бюллетень. У нее было давление 190/80!!! Вот к чему приводит стремление фальсифицировать 🙂 Потом приехала наша мобильная группа с кандидатом и полиция. Юлиана с Ритой написали заявление, а я пошла на участок смотреть записанное видео. Было интересно записалось ли как эти девушки подходили и отдавали паспорт члену комиссии. Запись была 🙂 На видео видно, что в паспорте лежит белая бумажка, что на этих выборах было сигналом для членов комиссии!

Я пыталась поговорить с председателем и она, похоже, не была активной участницей фальсификаций. Ей, видимо, просто велели закрыть глаза на происходящее и не мешать. Она взмолилась о помощи: завершить день и произвести подсчет. Я обещала помочь, если она будет соблюдать закон.

Тогда же приехала вторая выездная урна. Она уехала с 4-мя заявками, а привезла в урне 6 бюллетеней. И пришлось ее аннулировать. Председатель сама подошла ко мне и спросила «Что делать?». Заявки очевидно были приняты в нарушение закона — после 14-00. Я обещала помочь провести всю процедуру правильно — и урна была аннулирована при подсчете. Дальше было все без эксцессов. Подсчет прошел правильно! И протокол был нам выдан. Председатель поблагодарила меня за помощь и в кои-то веки меня назвали интеллигентной 🙂 Обычно я веду себя на участке совсем иначе. Поэтому могу заключить, что моя тактика сработала! 🙂

После подсчета полицейский забрал меня в полицию для дачи показаний и переписывания видео. Девушки-карусельщицы утверждали, что они пришли в буфет. Как они оказались на участке, они объяснить не смогли! Я была рада, что у меня есть видео, подтверждающее, что они пришли голосовать — ведь полиции нужны доказательства. Полиция попросила также видео, где видно, что они уже приходили на участок до этого. И я его нашла, но уже по возвращении в Москву.

Теперь нужно будет его донести до полиции и попросить приобщить к делу. Пока просматривала видео обнаружила еще двух девушек, которые в процессе разборок с этими карусельщицами, пришли, сели к столу члена комиссии, она открыла паспорт одной, сразу вернула его и они быстро ушли — похоже еще одни несостоявшиеся карусельщицы… Испугались!

Думаю, теперь эта комиссия 10 раз подумает, прежде, чем фальсифицировать — такого страху они натерпелись 🙂 Хотя при всей циничности фальсификаций комиссия оказалась податливой и сговорчивой. Всегда бы так! 🙂

По многочисленным просьбам публикую результаты выборов на моем участке: 82.37% — за кандидата от Едра, 9.35% — за кандидата от кпрф, остальные % распределились между спойлерами и испорченными бюллетенями. Кстати, за счет аннулирования урны (испорченных бюллетеней) получилось еще немного уменьшить % всех кандидатов, потому что % считается к общему количеству бюллетеней в урне. В Москве на выборах, кстати, будет так же считаться %. То есть чем больше будет испорченных бюллетеней, тем меньше % за кандидатов и тем больше теряет кандидат, набравший большее число голосов. Полные результаты здесь: http://www.mordov.vybory.izbirkom.ru/region/mordov?action=show&root=132000064&tvd=2132000582984&vrn=2132000582961&prver=0&pronetvd=0®ion=13&sub_region=13&type=427&vibid=2132000582984

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Connect with Facebook

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.